Приятного прочтения!

Глава 2.     Враги и друзья новой России

Стремясь посеять антипатию к Советскому правительству фальшивыми ссылками на сепаратный мир, «Эль Насиональ» тем не менее вынуждена была признать сам факт победы Октябрьской революции и даже не могла скрыть, что жители Петрограда встретили свержение буржуазного правительства с ликованием.

Во многих газетных публикациях тех лет часто упоминалось имя Троцкого, который якобы чуть ли не возглавлял вооруженное восстание. На самом деле его роль была совсем иной. Именно он вместе с Каменевым и Зиновьевым выступил против ленинского плана восстания, утверждая, что вопрос о власти может решить только съезд Советов. «Иудушка Троцкий», как окрестил этого предателя В. И. Ленин, фактически занимал предательскую и капитулянтскую позицию в дни Октября. Пользуясь своим положением председателя Петроградского Совета, 22 октября Троцкий даже начал переговоры со штабом округа, чуть не сорвав восстание. В момент, когда все силы необходимо было сосредоточить на свержении буржуазной власти, Троцкий 24 октября на заседании фракции большевиков — делегатов Всероссийского съезда Советов заявил, что арест Временного правительства отнюдь не стоит в повестке дня30.

Не благодаря, а вопреки Троцкому был осуществлен ленинский план восстания. Но всего этого в Латинской Америке в 1917 г., естественно, не знали.

Как ни старалась буржуазная печать извратить ход событий, их общий смысл утаить было нельзя. С огромной радостью трудящиеся Латинской Америки читали сообщения, которые вынуждена была публиковать буржуазная пресса: «Керенский свергнут», «Военный Комитет Совета рабочих и солдат объявил, что власть в столице он взял в свои руки», «Максималисты захватили телеграф», «Штаб Ленина находится во дворце Смольный» (сообщения агентства Гавас 8 ноября).

9 ноября газета «У Пайс» (Рио-де-Жанейро) писала: «Сообщение о победе над Керенским встретило народное одобрение... Максималисты взяли всю власть в свои руки. Первая забота победителей — немедленное предложение мира... Гидра русской анархии имеет столько голов, что с ними не под силу справиться» 31.

То, что пугало эксплуататорские классы и представлялось им стоглавой «гидрой анархии», глубоко радовало латиноамериканских трудящихся, вдохновляло их на открытую борьбу против собственных врагов. С восхищением рабочие читали в газетах о том, что «революционный Московский Комитет умело руководил войсками и рабочими, шедшими за максималистами. В течение нескольких часов удалось занять наиболее важные общественные здания и арестовать чиновников старой власти» («Эль Насиональ» от 10 ноября 1917 г.). Как ни старалась буржуазная пропаганда опорочить Октябрьскую революцию и «максималистов», она не могла остановить рост симпатий и солидарных чувств к ней среди трудящихся Латинской Америки.

Выдающийся аргентинский мыслитель-гуманист и де-дюкрат Хосе Инхеньерос в связи с этим писал: «Достоин удивления тот факт, что множество столь ужасных препятствий не остановило замечательного потока симпатий, вызванных- русской революцией во всем мире. В 1918 г. считанные единицы осмеливались выразить свою симпатию к большевикам; в 1919 г. значительная часть трудящихся и независимых людей с волнением следила за судьбой русского народа; в 1920 г. большинство рабочих, членов профсоюзов и социалистов решительно поддержали дело России вопреки воле руководителей, которые боролись против России с усердием, свойственным ренегатам...».

Оглавление

свадебные кружевные болеро