Приятного прочтения!

Глава 2.     Враги и друзья новой России

Латинская Америка узнает о февральской революции

Латиноамериканская печать, сообщая о всех перипетиях последних дней Романовых, писала, что якобы Николай II «уехал в Швейцарию». Нужно отметить, что судьба царской семьи почти никого не интересовала, так как для латиноамериканской общественности монархия как форма правления ассоциировалась с мрачными временами колониального господства Испании и Португалии.

В большинстве стран Латиноамериканского континента уже около 100 лет существовал  республиканский   строй.

Видимо, поэтому сам факт свержения царизма в России был воспринят как вполне закономерное событие. Господствующие классы были встревожены другим обстоятельством, а именно тем, что возникла реальная опасность выхода России из войны. Первые намеки на такой поворот событий появились в газетах еще в конце 1916 г. в связи с усилением германофильских настроений в высших кругах царского режима. Теперь эта угроза могла стать осуществимой, но уже со стороны нового, республиканского правительства. Вот почему основное внимание буржуазной прессы было приковано к вопросу: кто же пришел в России к власти? Кто теперь будет определять политику России?

Вначале все казалось просто. «Создано Временное правительство под председательством князя Львова, который предложил пост министра юстиции Александру Керенскому, а пост министра иностранных дел Милюкову». Так сообщали газеты о никому до этого не ведомых именах новых министров. Никому и в голову не приходило, что лидер кадетской партии Милюков всегда выступал против революции и стремился достичь «примирения» с царизмом. Неизвестна была латиноамериканскому читателю и контрреволюционная позиция партии конституционных демократов (кадетов), которая в своей программе выступала за «конституционную и парламентскую монархию». Особенно вводило в заблуждение второе официальное название партии, которое приняли кадеты еще в 1906 г.— «Партия народной свободы».

 

Вся проблема двоевластия выглядела «искусственной и неоправданной», ведь, как писали газеты, «новая Россия вступила в эпоху режима конституции и полной свободы, которые существуют почти во всех странах Европы и Америки». Но нигде нет параллелизма власти, а существует единое конституционное правительство. Что же такое двоевластие в России? Каковы причины и в чем политический смысл этого явления? Этот вопрос остро интересовал латиноамериканскую общественность, но ответа на него в газетах не было.

Ничего не возможно было понять и из фильма о русской жизни, который демонстрировался в кинотеатрах Рио-де-Жанейро, Буэнос-Айреса и других крупных городов в 1917 г. Лента о событиях в Петрограде была снята операторами Американского Красного Креста. Сцены массовых действий выглядели как беспорядочный разгул анархии, фотографии членов царской фамилии, виды Петрограда — все смешалось в какой-то калейдоскоп. Разобраться что к чему из 20-минутного немого фильма оказалось невозможным. Ясно было только одно: русский народ сверг самодержавие и учредил новую, республиканскую власть. О Совете рабочих депутатов не было ни единого кадра.

Оглавление

Товары в категории дженерик сиалис софт.